С.Ибатуллин (МФСА): "Мы будем разрабатывать следующую - третью программу спасения Арала..."

Председатель исполкома МФСА Сагит ИБАТУЛЛИН:

В КАЖДОЙ ИЗ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ, БЕЗУСЛОВНО, СВОИ ИНТЕРЕСЫ В ВОПРОСАХ ВОДОХОЗЯЙСТВОВАНИЯ, НО ЦЕЛЬ У НАС ОДНА - СПАСТИ АРАЛ, ПОМОЧЬ НАСЕЛЕНИЮ РЕГИОНА

Международный фонд спасения Арала (МФСА) был создан в 1993 году главами Казахстана, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана и Туркмении для осуществления совместных действий и программ по преодолению последствий Аральского экологического бедствия, улучшению природной и социально-экономической обстановки в бассейне моря. За это время финансовую помощь в решении проблем Аральского бассейна оказали различные международные организации, в числе которых Всемирный банк, Азиатский банк развития, ПРООН, Европейская экономическая комиссия, глобальный экологический фонд на общую сумму более $325 млн.

О том, как работает МФСА и какие задачи ставит перед собой на обозримую перспективу, в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал председатель исполнительного комитета МФСА Сагит ИБАТУЛЛИН.

- Исполком МФСА в Казахстане был создан совсем недавно. Какие задачи намерен решать в первую очередь?

- Прежде хочу заметить, что исполнительный комитет является исполнительным органом международного фонда спасения Арала. Он работает на ротационной основе, то есть перемещается из страны в страну среди стран-учредителей фонда. Председательствующим фонда в сентябре прошлого года выбран Нурсултан Назарбаев. По его распоряжению и был создан наш исполком.

Проанализировав опыт прошлых лет, мы пришли к выводу, что нам, прежде всего, нужны институциональные изменения, то есть необходимо повысить статус МФСА. Не секрет, что в последние годы его значение, имидж снизился, есть также определенная потеря интереса доноров к проблеме Аральского моря. В первые годы работы фонда в его правление входили вице-премьеры стран-участниц, но затем статус фонда постепенно стал понижаться.

Сейчас перед нами стоит задача обновить правление. Казахстан и Узбекистан уже представили в правление своих первых вице-премьеров. Мы ждем таких же шагов и от других стран-учредителей фонда. Это значительно повысит эффективность выполнения решений и реализации проектов в рамках МФСА. Кроме того, наша задача - скоординировать действия всех структур, которые входят в правление.

В декабре прошлого года фонд получил статус наблюдателя при генеральной ассамблее ООН. Это уже большая победа, она обязывает нас внести изменения, возможно, коренные, в основополагающие, правоустанавливающие документы МФСА. Требуются также разработать региональные законодательства, заставить все страны-участницы фонда присоединиться к нужным для спасения Арала международным конвенциям. Сегодня, увы, каждая страна самостоятельно решает, присоединяться к той или иной конвенции или нет. Шаги по сближению позиций или выработке на основе международных конвенций двух-, трех, четырехсторонних соглашений мы обязаны сделать.

- В конце апреля в Алматы состоялся саммит глав государств-участников МФСА, на котором было принято совместное заявление. Появились ли в связи с этим у исполкома МФСА какие-то новые цели и задачи?

- В заявлении глав государств-участников МФСА очень много позиций, которые мы сейчас должны рассмотреть, принять их к исполнению. Есть уже поручение нашего президента после саммита. В соответствии с ним мы сейчас готовим развернутую программу действий на ближайшие три года, которые исполком будет находиться в Казахстане. В частности, хотим завершить вторую программу действий по оказанию помощи странам бассейна Аральского моря (ПБАМ-2) и приступить к полноценной разработке следующей программы (ПБАМ-3) на 2011-2015 годы для последующего рассмотрения и утверждения ее государствами-учредителями МФСА.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее об этих программах. Как реализовывалась вторая программа - ПБАМ-2, какие были трудности? На решение каких задач нацелена третья программа?

- В рамках ПБАМ-2 предусматривалась реализация нескольких подпрограмм, образовавших четыре крупных блока: водохозяйственный, экологический, социальный и экономический. В свою очередь в этих блоках были выделены 14 направлений действий.

ПБАМ-2 выглядит очень привлекательно, она достаточно продуманная, в частности, для нашего региона, но беда в том, что эта программа была разработана без участия доноров. Сначала программу подготовили, а затем представили донорам, и в результате не везде совпали мнения по решению каких-то вопросов. Реализация подобных программ даже в развитых странах без участия мировых доноров не обходится. Но мы все равно нацелены на то, чтобы завершить ее в 2010 году в той степени, в которой позволят нам силы и финансовые возможности.

Поэтому с учетом этого опыта мы будем разрабатывать следующую - третью программу спасения Арала. Она будет нацелена не столько на спасение самого Аральского моря, сколько на улучшение жизни 45-миллионного населения в данном бассейне. Водоснабжение, социально-бытовые условия жизни людей, новые методы орошения земли - эти и другие аспекты будут в фокусе новой программы.

Население в регионе растет, в год примерно добавляется 450 тысяч человек, а по ООНовским нормам на одного человека должно приходиться не менее 1700 кубометров воды в год! А где ее взять? Сейчас вся вода у нас уже "разбирается". Значит, нам нужно совершенствовать методы ирригации, срочно реконструировать инфраструктуру. Это тоже огромная проблема. По нашим подсчетам, если внедрить водосберегающие технологии, то можно высвободить 23-24 миллиарда кубометров воды. Это покроет потребности растущего населения в воде.

В ПБАМ-3 также будет запланировано проведение мониторинга за таянием ледников. Это имеет важное значение для будущих поколений. Кроме того, программа также будет нацелена на изучение водно-болотных угодий, озерных систем бассейна Аральского моря. Мы также хотим составить прогноз и определить, что будет с Аралом через 50 лет.

Разработать ПБАМ-3 и представить ее на утверждение главам государств-учредителей фонда мы планируем в конце 2010 года. Но еще раз хочу подчеркнуть: какую бы мы красивую программу не написали, осуществить ее без донорской поддержки мы не сможем. В начале 2010 года запланирована международная конференция с участием различных донорских организаций, на которой мы представим программы, которые мы хотим осуществить в рамках ПБАМ-3. Это не значит, что до этого времени мы будем сидеть, сложа руки. Работу с донорами мы ведем уже сейчас, обговариваем с ними различные варианты.

- Какие финансовые средства потребуются на реализацию ПБАМ-3?

- По предварительным подсчетам, на реализацию проектов во всех странах Центральной Азии потребуется порядка двух миллиардов долларов. Конечно, это неподъемная сумма, поэтому каждая подпрограмма в рамках ПБАМ-3 будет рассматриваться отдельно, и будет вместе с донорами определяться наиболее оптимальная стоимость.

- Как известно, по вопросам водохозяйственной деятельности между странами Центральной Азии существуют разногласия. И это было видно, что называется, "невооруженным взглядом" на недавнем алматинском саммите глав государств МФСА...

- Это обычные разногласия сторон, никакой трагедии в них нет. Во всем мире существуют разногласия там, где существуют трансграничные реки. У нас же в регионе сложилась такая ситуация, что 74% стоков рек Сырдарьи и Амударьи формируются в двух странах - в Киргизии и Таджикистане, а 80% этой воды используют страны низовья, где население растет, где требуются большие затраты на ирригацию.

До 1991 года в условиях единого государства - Советского Союза - и плановой экономики достаточно эффективно действовала система межреспубликанского водораспределения и обмена электроэнергией, вырабатываемой странами верхнего течения названных рек. Построенные в советский период водохранилищные гидроузлы работали в основном в ирригационном режиме: аккумулировали воду в осенне-зимний период и сбрасывали ее летом для орошения в страны нижнего течения рек - Казахстан, Узбекистан и Туркмению. Сейчас ситуация изменилась. Киргизия и Таджикистана вынуждены в целях выработки дополнительной электроэнергии сбрасывать до 70% стока в зимний период. Это приводит к затоплению территорий в низовьях рек, разрушаются дома и коммуникации. А летом в низовьях из-за недостатка воды возникает засуха, что ставит под угрозу продовольственную безопасность этих стран бассейна. Различия в сезонных потребностях в воде и сформировали основное противоречие между двумя группами стран в использовании трансграничных рек.

Особенно эти проблемы обострились с 2007 года, когда в регионе наступил маловодный период, имеющий природную цикличность.

- На саммите президент Киргизии Курманбек Бакиев высказал мнение, что государства, расположенные в низовьях рек и потребляющие бОльшую часть воды, должны платить за эту воду странам, расположенным в верховьях. По вашему мнению, насколько это приемлемо?

- Такая позиция не совпадает со стандартами и требованиями ООН. С другой стороны, понятно, что таким странам, как Киргизия, нужно компенсировать содержание водно-энергетических сооружений в верховьях рек. Действительно, содержать такие сооружения довольно тяжело для этих государств, мягко говоря, не богатых, и их позицию тоже можно понять...

Вместе с тем я бы хотел отметить, что, несмотря на существующие разногласия, уже сегодня мы можем сосредоточиться на выполнении тех совместных проектов, которые не сопровождаются разными подходами, например, создание единой информационной базы данных по рекам, водотокам в регионе, создание нормальной мониторинговой сети гидрометеослужб. Мы можем оснастить посты на реках с единой методикой снятия данных и обмениваться полученными результатами.

В этой связи Казахстан уже показал пример совместной работы, разработав проект по влиянию изменения климата на водные ресурсы Центральной Азии. В этом проекте мы смогли "объединить", заинтересовать все пять стран, без каких-то разногласий и споров. Это образец дружной работы. Я надеюсь, что подобные проекты будут заложены в ПБАМ-3.

- Спасибо за интервью!

Источник - Интерфакс-Казахстан

Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1243050960